Приход храма святителя
Василия Великого
в Осиновой роще
города Санкт-Петербурга
Главная
Приход
Святитель Василий Великий
17.06.2016
Нина Николаевна Артеменко

Поездка в Оптину пустынь, Клыково, Шамордино, Валдай

Свято-Введенская Оптина Пустынь. Один из столпов Православия. Колыбель русского старчества. Школа святости. Средоточие молитвы. 

Оптина!.. Целый мир в одном коротком слове. Для верующего сердца уже в самом этом слове заключён призыв – непреодолимая сила «призывающей Благодати Божией». И чем дальше от нас удаляется эпоха великих оптинских старцев, тем громче звучит этот призыв. Наступает момент, когда не ответить на него становится уже невозможным, и тогда ты «берёшь свою постель и идёшь».

Любая дорога начинается с первого шага, первого перекрёстка. Оптина, раз зазвучав в душе неизведанной, сладостной музыкой, заботливо расставляет верстовые столбы и зарубки, чтобы не заплутать и не сбиться с пути. Когда же, с чего это началось?.. С крещения в сознательном возрасте и с первых книг «о вере» -  «Праведника нашего времени» Евгения Поселянина,  жизнеописаний старцев оптинских Амвросия, Варсонофия, Нектария, Анатолия, Никона. Книг, развеявших последние сомнения и заставивших переменить робкий,  трусоватый шёпот, вроде «Что-то там, наверное, есть!..», на радостное «Бог есть!» Бог есть, раз существуют такие  святые, как батюшка  Амвросий. Без Него, Творца и Вседержителя, не расцвело бы величайшее чудо православного старчества.

С известия о ритуальном убийстве в день Святой Пасхи оптинских иноков, Ферапонта, Трофима и иеромонаха Василия. Оптинской трагедии, всколыхнувшей наше Отечество в пору его разрушения и позора и обернувшейся праздником Торжества православия, триумфом Церкви Небесной, Торжествующей.

С любимой, вымоленной в годы тяжкого безденежья работы, благодаря которой впервые оказалась в Оптиной Пустыни, на фестивале «Оптинская весна». Фестиваль народной музыки, вдохновлённый идеей неразрывности Православия и Народности, естественным образом перерос в паломничество к оптинским святыням - мощам великих праведников и угодников Божиих, к останкам новомучеников Оптинских, к источникам «воды живой».

Ещё одна веха – записочки с прошениями, положенные ко крестам новомучеников, трогательная оптинская традиция. Не самочинная, а исполняемая с благословения дежурного на тот час по часовне монаха. Во укрепление веры. И по вере дано было! И тогда, когда «совсем не ждёшь», когда уже почти забыто о просьбе, как о старой, привычной боли. И исполнено так, как только может самый лучший Драматург и Исполнитель! Венчание, о котором муж кричал в трубку с другого конца страны, после стольких лет ожидания было совершено в день памяти преподобного Амвросия Оптинского - единственный день, когда смогла собраться вместе вся наша многочисленная семья. И первая исповедь мужа в день апостола Фомы – «Фомы-неверующего» - тоже «дело рук» Батюшки Амвросия!..

Ещё один, очень дорогой подарок Оптины – знакомство с дивными рабами Божиими, труженицами Татьяной Васильевной (тайной монахиней и Христа ради юродивой Евдокией) и гидом, ангелом-хранителем паломников р.Б. Ларисой.

Незабываем и торжественный оптинский колокольный звон, освящённый ныне кровью новомучеников – звонарей Трофима и Ферапонта, убиенных за Пасхальным перезвоном…

***

Друзья! Замечали ли вы ту пронзительную тишину, которая наступает в алтаре, когда заканчивается  Пасхальная заутреня и пред отверстыми Царскими вратами на аналой водружается артос? Меня всегда до боли пронизывает чувство, что вот Господь сделал для человечества всё, что мог, сделал невозможное!.. И вот теперь Он отступает. Он оставляет нас наедине с собой, Он дарует нам свободу.

Вот так же Оптина отступила на время. Она оставила  думать, ошибаться, каяться… И вот в пору «зноя духовного», дремоты маловерия услышан был тихий призыв: «Возьми книжечку, почитай в метро. – Какую же? Всё перечитано давно», - отвечает «расслабленный». – «Да вот, о матушке Сепфоре. Помолись ей, может, Господь  по молитвам Старицы устроит доброе дело». Молюсь на фотопортрет с книжной обложки:  «Матушка Сепфора! Помоги нам сегодня спеть хорошо!» Откуда-то взялась уверенность, что Матушка непременно поможет «спеть». Перечитываю в дороге житие и с удивлением узнаю, что Матушка скончалась 13 мая, в день рождения моих сыновей-близнецов. «Совпадение? - Не думаю!» Так, видно, святые подсказывают, кто же наш путеводитель и помощник.

Помогла, да ещё как, Матушка! В тот же день решается неожиданным образом и вопрос с моим участием в паломнической поездке в Оптину Пустынь. Но как же не заехать в Шамордино и Клыково к матушке Сепфоре?!.. Круг замкнулся! Верстовые столбы вновь обозначились. Едем! – 40 паломников, прихожан Храма святителя Василия Великого в Осиновой Роще во главе с настоятелем, отцом Анатолием (Першиным). Теперь уже предстоит потрудиться, претерпеть тесноту – бессонную ночь в автобусе, усталость, ломоту в теле. Вместо весеннего солнышка - дождь. Всё не так, как в первый раз. Но ждать чудес и «особых состояний» - нельзя! Всё будет, как Богу угодно. Просто прикладываешься к мощам преподобных отцов – и тут понимаешь, от какого кореня происходит русское слово «мощь, мощный». Эта безмерная, невместимая сила Благодати. Приникаешь к цельбоносным мощам и чувствуешь, что они слышат! Боишься признаться себе, что голова, болевшая не переставая в течение месяца, «прошла». У кого-то заработала больная рука. Куда важнее – осознание своего недостоинства, слёзы благодарности Богу и Его святым. И ощущение полноты, ис-полненности – можно ехать домой. Главное ты уже сделал.

А дальше туда, в часовню, к дорогим «мальчикам» - убиенным инокам. Снова с просьбами и надеждой на помощь, ведь они, наши современники – предстоят у Престола Пресвятой Троицы.

Затянувшаяся допоздна исповедь в келье у батюшки и строгий выговор дежурной. Правильно. Со своим уставом да в чужой монастырь – это про нас. Попросишь прощения – и так хорошо, чисто становится на душе.

Наутро опять к исповеди, хоть не уходи. Высокий, в мантии, серьёзный иеромонах. Страшно и стыдно. И вдруг – про «жилеточку»: «Это у вас жилеточка или курточка? – Курточка… – Вы её сами шили или купили? – Купила… – Она, наверное, тёпленькая и вам очень идёт!» И такой любовью обдало, что комок подступил к горлу. Вспомнились старцы, их беседы с крестьянками о «гусях и козах». О чём это «слово, сказанное со властью»?.. Думаю - и читаю в нём укор в тайном тщеславии. Стыдно.

Старушка, просто, по-мирски одетая, но с монашескими чётками, садится на место батюшки, у аналоя, просит купить свечку и поставить Божией Матери. Несу две вместо одной, ставлю к указанной иконе. Велит поставить вторую святителю Иоасафу Белгородскому: «У тебя стройка-ремонт, а Иоасаф Белгородский строитель, он поможет!»

Время в Оптине так густо спресованно, события иного, чем в миру, духовного плана, происходят одно за другим, что кажется - поживи в Оптиной с месяц-другой, потрудись, и наберётся таких, почти житийных, историй не на одну книжку.

Едем к Матушке Сепфоре в Клыково. Грустная русская природа. Брошенные дома. И чудный, сияющий монастырь, редчайшей архитектуры храм с мраморным иконостасом и таинственным (для мирских) подземным тоннелем-переходом между храмами. Красивая, увитая лианами, беседка. Умница-экскурсовод, глубокий, волнующий рассказ о прозорливости, молитвенном подвиге Матушки. Принимаем в дар «пустячки» - «намоленные» конфетки, прикладываем иконки и фото к мироточащему фотопортрету старицы в её домике, к обновившемуся настенному коврику с изображением Тайной Вечери. Набираем земельки с могилки. Прикладываемся к её барельефному изображению – камень тёплый, несмотря на моросящий холодный дождь.

Садимся в автобус  и, не сговариваясь, тянем воздух: «Что это?!», – столь яркое благоухание разливается, очевидно, от матушкиных святынек.

Едем в Шамордино, Казанский Свято-Амвросиевский женский монастырь. Самые смелые, под дождём, во главе с батюшкой Анатолием идут окунаться в святой источник. А мы,  группа малодушных, идём греться в храм – огромный девяти-престольный Казанский собор. Фотографируем иконы в дивных, расшитых руками инокинь, бисерных окладах.

Возвращаемся «домой», в Оптину. Кто – на источник, а кто – на «собрание парт-ячейки», решать, когда же нам выезжать в Санкт-Петербург, вечером или рано утром. В своей «ревности не по разуму» мы забыли, что нашим водителям перед дальней дорогой надо дать отдохнуть.

Батюшка поддерживает наше предложение, и принимается решение ехать с вечера, чтобы без пробок миновать Московскую область. Раскаиваюсь в своей настойчивости и переживаю за наших водителей. Но лучшее средство от треволнений и помощь – молитва.

Прощаемся со строгой дежурной, просим прощения, целуемся. Сумки кажутся неподъёмными от сувениров и …усталости. Навстречу идёт большая и шумная группа паломников. Они в предвкушении оптинского чуда. Спрашиваем: «Откуда вы?  - Из Бишкека. - Как вам, русским, там живётся? – Лучше, чем в России!» Вот это неожиданность!.. А скажите, друзья, по совести, разве нам здесь плохо?! Ведь мы счастливые, что родились и живём в России, под сенью Христа-Спасителя и Его дивных святых!

 

Художественный руководитель

Народного коллектива фольклорного ансамбля «Домострой»

Артеменко Нина Николаевна

«Целомудрие в старости - не целомудрие, но немощь бессилия: мертвец не венчается.»
Василий Великий
Рассылка:
Подписаться